Новости

Животные из леса Будонго поели фекалии летучих мышей. Экскременты, по всей видимости, служат для животных важным источником минералов, однако ученые нашли в них десятки вирусов

Исследователи из Германии, США и Уганды проанализировали записи с камер в лесу Будонго и обнаружили, как шимпанзе, колобусы и дукеры поедают фекалии летучих мышей. Анализ показал, что экскременты летучих мышей содержат много натрия, калия, магния и фосфора, и могут служить для животных источником минералов. Также ученые нашли в фекалиях более 30 вирусов, которые могут представлять опасность. Как предположили авторы в статье, опубликованной в Communications biology, животные из Будонго могли начать есть фекалии летучих мышей после того, как несколько лет назад в этом лесу фермеры практически истребили пальмы, богатые минералами. Во всяком случае, ранее животных оттуда не заставали за поеданием экскрементов.

В лесах Будонго в Уганде до недавних пор росли пальмы вида Raphia Farinifera, разлагающаяся сердцевина которых служила для некоторых животных источником необходимых минералов. Однако в период с 2006 по 2012 год в Уганде стали выращивать больше табака, и местные фермеры почти истребили R. Farinifera, из листьев которой делали нитки для сушки табачных листьев. После этого исследователи заметили, что восточные шимпанзе (Pan troglodytes schweinfurthii), обитающие в Будонго, стали чаще есть глину и разлагающиеся сердцевины других деревьев — видимо, чтобы получить необходимые минералы оттуда. А летом 2017 года шимпанзе впервые застали за поеданием фекалий (гуано) летучих мышей Hipposideros Ruber.

Тогда сотрудники Полевой станции охраны природы Будонго (Budongo Conservation Field Station) под руководством Павла Федурек (Pawel Fedurek) установили камеру с датчиком движения напротив дерева, в дупле которого жили летучие мыши H. Ruber. Гуано этих мышей постоянно находилось под деревом. На видеозаписях за 2017–2019 годы, которых набралось почти 15 тысяч, ученые обнаружили шимпанзе, восточных колобусов (Colobus guereza occidentalis) и красных дукеров (Cefalophus natalensis) — животные намеренно и неоднократно приходили поесть фекалий. Исследователи насчитали 92 случая, когда шимпанзе (от 1 до 13 особей одновременно) ели гуано, собирая его руками, или пили воду, находящуюся рядом, зачерпывая ее с помощью губки из листьев. Колобусов застали за поеданием фекалий летучих мышей 65 раз (от 1 до 9 особей за раз), а дукеров — 682 раза. Дукеры слизывали гуано напрямую, либо пили воду рядом с кучей.

Вместе с коллегами из Германии и США исследователи провели анализ собранного гуано. Минеральный анализ показал, что оно содержит высокие концентрации магния, фосфора и калия — больше, чем в каких-либо других источниках в Будонго. Также фекалии летучих мышей содержали натрий — примерно в том же количестве, что и разлагающаяся древесина Cleistopholis patens, которую шимпанзе тоже стали потреблять после исчезновения пальм R. Farinifera. По всей видимости, животные используют гуано именно как источник минеральных веществ — за неимением более подходящих источников.

Метагеномный анализ гуано выявил 27 новых эукариотических вирусов, которые, вероятно, относятся к 12 известным семействам, включая Coronaviridae и Hepeviridae, и 7 неклассифицированных вирусов. Отдельные образцы содержали в среднем 14,5 вирусов. В 6 образцах гуано из 11 ученые обнаружили новый бетакоронавирус — вирус Бухиругу 1 (BHRGV-1). Секвенирование его генома и филогенетический анализ позволили установить, что BHRGV-1 — представитель подрода Hibecovirus, тесно связанного с подродом Sarbecovirus, в который входят SARS-CoV и SARS-CoV-2.

Исследователи предсказали структуру S-белка BHRGV-1 и с помощью компьютерного моделирования оценили его способность связываться с рецепторами ангиотензина II (ACE2) человека и других млекопитающих — летучих мышей (Hipposideros Armiger), домашних коз (Capra hircus) и колобусов (Colobus angolensis palliates). Афинность связывания S-белка BHRGV-1 со всеми исследованными рецепторами ACE2 была низкой, и то же самое наблюдалось для альтернативных рецепторов — аминопептидазы-N, дипептидилпептидазы-4 и CEACAM1. Это означает, что ACE2 и остальные исследованные рецепторы вряд ли могут служить воротами для проникновения этого вируса в клетку хозяина. Таким образом, чтобы определить возможных хозяев и переносчиков вируса, а также его зоонозный потенциал, необходимы дополнительные исследования.

Гуано летучих мышей потребляют некоторые беспозвоночные, рыбы и саламандры, однако о подобном поведение млекопитающих ранее не сообщалось. Исследователи предполагают, что потребление гуано дикими животными в Будонго — это адаптация к нехватке минералов, возникшей после исчезновения пальм. И это увеличивает риск воздействия вирусов летучих мышей на дикую природу. Хотя на сегодняшний день случаев заражения коронавирусами в Будонго не зарегистрировано, среди шимпанзе в лесу нередко случаются вспышки респираторных заболеваний, причины которых не всегда удается установить. И хотя гуано летучих мышей сами люди часто используют в качестве удобрения, поедание гуано дикими животными открывает еще один путь для распространения зоонозных инфекций.

Ранее зоологи обнаружили, что лисицы в Шотландии регулярно едят экскременты домашних собак. Особенно часто собачьи фекалии входят в их рацион в те периоды, когда полевок — их основной добычи — становится меньше.

Источник

Нажмите, чтобы оценить статью
[Итого: 0 Среднее значение: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»