Статьи

Княжеский код. О чем рассказал геном сына Александра Невского

Происхождение древнерусских правителей — вопрос полемический и довольно острый. Геномных исследований средневековых князей практически не проводили, а те, что удалось сделать, вызывали сомнения. Но дело сдвинулось: генетики прочитали ДНК великого князя владимирского Дмитрия, сына Александра Невского. Статью с результатами анализа опубликовали в Acta Naturae в августе 2023 года. Рассказываем, какие вопросы о происхождении Рюриковичей прояснил анализ генома великого князя.

***

Останки средневековых людей очень тяжело идентифицировать. Рюриковичи не исключение — и неудивительно, что их происхождение генетики до сих пор детально не изучили. Дело в том, что долгое время имена покойных никак не обозначались на гробницах. Более того, часть останков оказалась утрачена, как это произошло со скелетом великого князя Ярослава Мудрого, гробница которого находится в Софийском соборе. Наконец, и у славян, и у скандинавов эпохи викингов господствующим погребальным обрядом была кремация, а от длительного воздействия высокой температуры ДНК разрушается.

Из-за недостатка информации споры о происхождении династии не раз вспыхивали в научных и околонаучных кругах. При этом идеологическая подоплека дискуссий часто служила мотивом для манипуляций с научными фактами.

Большинство современных историков признают скандинавское происхождение Рюрика и его потомков, хотя о самом полулегендарном основателе династии мы практически ничего не знаем. Зато хорошо известны явно скандинавские имена первых правителей Древнерусского государства: князей Олега, Игоря и княгини Ольги, — а также их окружения, зафиксированные в летописях и русско-византийских договорах. О присутствии скандинавов на Руси и об их соседстве со славянским и финно-угорским населением говорят и данные археологии, полученные, например, во время раскопок Старой Ладоги или Гнёздова.

Князья XXI века

В середине 2000-х ученые только шли к тому, чтобы научиться секвенировать и анализировать ДНК давно умерших людей. Поэтому первые попытки исследовать генетическую историю Рюриковичей начались с современных представителей княжеского рода. В 2006 году журнал «Русский Newsweek» и американская компания «Family Tree DNA», занимающаяся коммерческим ДНК-тестированием, запустили два проекта, в которых изучили маркеры Y-хромосомы 43 предполагаемых потомков Ярослава Мудрого из 32 аристократических родов.

Исследователи выяснили, что отцовские линии современных Рюриковичей относились к трем разным гаплогруппам: I2a, R1a и N1a. При этом большинство исследованных мужчин принадлежали к одной и той же линии гаплогруппы N1a (Y10931), а их общий предок, по молекулярным оценкам, жил примерно тысячу лет назад (с погрешностью в два–три столетия).

Генетика почти Рюриковичей

Позже генетик Олег Балановский выяснил, что в ту же группу входил, например, человек, который официально не был Рюриковичем, но, согласно семейной легенде, его род происходил от внебрачного сына одного из представителей княжеского рода. Ученый также отмечал, что несколько лет назад в ходе довольно масштабного исследования современных российских популяций его научная группа нашла около 400 представителей гаплогруппы N1a. Но только один из них принадлежал к мужской линии Y10931, при этом по национальности этот человек, его отец и дед считали себя эвенками. По-видимому, эта линия попала в эвенкийскую популяцию больше ста лет назад, когда в Сибирь сослали декабристов, среди которых были представители аристократических родов — возможные носители той же мужской линии, что и Рюриковичи. Поэтому ученые в шутку прозвали этого человека «потомком декабристов». Хотя, строго говоря, эта линия могла попасть к эвенкам и, например, через крестьян.

Две другие гаплогруппы: I2a и R1a — со счетов тогда не сбрасывали, но их связь со средневековыми Рюриковичами была настолько ненадежной, что новые генетические данные могли бы дать повод не рассматривать их всерьез. Открытым оставался вопрос: когда в роду Рюриковичей появились другие мужские линии — в древности или в недавнем прошлом? С одной стороны, ничто не противоречит тому, что в Средние века. С другой — подтвердить или опровергнуть это можно, лишь проанализировав средневековые геномы. Более того, среди носителей гаплогруппы R1a оказались представители разных линий, общий предок которых жил несколько тысяч лет назад. Это значит, что эти мужские линии, вероятно, разошлись между собой за сотни и даже тысячи лет до появления династии Рюриковичей и попали в аристократические семьи независимо друг от друга. Опубликованной информации о гаплогруппе I2a все еще практически нет.

Кто здесь Рюрикович

С установлением родства более древних людей дело обстоит сложнее. До недавнего времени сообщалось всего о трех прочитанных геномах средневековых Рюриковичей. Так, в прошлом году на конференции Европейской ассоциации археологов группа ученых из Австрии и Венгрии во главе с Анной Сеченьи-Надь представила результаты анализа ДНК Белы Ростиславича — крупного венгерского феодала XIII века, правившего Мачвой и Боснией. Останки этого представителя черниговской линии династии Рюриковичей, убитого в 1272 году, нашли в 1915 году в Будапеште. Их идентификация основана на антропологических, археологических и исторических данных, причем весьма надежных: из письменных источников хорошо известно место захоронения феодала, а перед смертью он получил множество тяжелых рубленных травм, что облегчило подтверждение его личности. Генетики установили, что он был носителем Y-хромосомной гаплогруппы N1a (вероятно, N1a1a1a1a1a1a1a) — той же самой, что и большинство современных Рюриковичей.

Еще два генома предполагаемых Рюриковичей отсеквенировала группа ученых во главе с Эске Виллерслевом в рамках масштабного исследования, посвященного эпохе викингов. Но в обоих случаях нет уверенности в том, что останки действительно принадлежали представителям династии Рюриковичей.

Почему к данным из Nature стоит отнестись критически

Статья, посвященная исследованию Виллерслева, опубликована в журнале Nature. Но о том, что два прочитанных генома, возможно, принадлежали князьям из рода Рюриковичей, речь идет только при описании образцов в сопроводительных материалах. В тексте самой статьи они отдельно не упоминаются и не анализируются. Более того, в описании этих образцов исследователи ссылаются на антропологические статьи, в которых отсутствует критический анализ аргументов в пользу того, что останки принадлежали представителям княжеской династии. Обе статьи, в свою очередь, отсылают к более ранним публикациям, представленным не в научных журналах: в одном случае это материалы конференции, а в другом — локальный научно-информационный сборник.

Один из геномов приписывают князю тмутараканскому и новгородскому Глебу Святославичу, убитому чудью в 1078 году и похороненному в Чернигове, о чем известно из летописей. Саркофаг XI века с черепом, приписываемым этому человеку, рабочие случайно обнаружили в 1967 году рядом с черниговским Спасо-Преображенским собором. После чего отправили его в Москву без археологического отчета, а спустя какое-то время — обратно в Чернигов. Генетики определили, что череп принадлежал носителю Y-хромосомной гаплогруппы I2a.

Последний геном получили из останков, которые приписывают дорогобужскому князю Изяславу Ингваревичу, погибшему в 1223 году в битве на реке Калке. Этот скелет нашли в 1989 году во время раскопок, проходивших в храме Иоанна Богослова, расположенном в Луцком замке. Тогда исследователи обнаружили предполагаемую княжескую гробницу конца XII — начала XIII века, в которой покоились останки взрослого мужчины, прожившего около 30–40 лет. На его скелете сохранились следы ранений, а в его черепе находился застрявший наконечник стрелы. При этом нет никаких прямых свидетельств, что в гробнице покоился именно Изяслав. Палеогенетики определили, что этот человек принадлежал к Y-хромосомной гаплогруппе R1a.

Таким образом, имея гаплогруппы N1a, I2a и R1a, все три предполагаемых средневековых Рюриковича принадлежали к разным отцовским линиям, как и современные представители этого рода. Однако совпадение по гаплогруппам еще ничего не говорит о родстве этих средневековых людей и современных Рюриковичей — для этого требуется более детальное сравнение последовательностей Y-хромосомы, поскольку последний общий предок по мужской линии даже внутри одной гаплогруппы мог жить тысячи и даже десятки тысяч лет назад.

Великокняжеский геном

Внести ясность в происхождение княжеской династии позволили недавние находки археологов. В 2020 году исследователи из Института археологии РАН во главе с Владимиром Седовым идентифицировали останки сразу двух средневековых князей из рода Рюриковичей: Дмитрия Александровича (1250–1294) и Ивана Дмитриевича (1268–1302) — сына и внука Александра Невского. Их саркофаги археологи обнаружили во время раскопок, проходивших внутри Спасо-Преображенского собора Переславля-Залесского — одного из древнейших белокаменных храмов домонгольской Руси, строительство которого началось в 1152 году. Исторические сведения о местах захоронения этих людей, а также археологические и антропологические данные позволили с уверенностью заключить, что останки принадлежали средневековым князьям.

Останки Ивана Дмитриевича пока не проанализировали, а вот ДНК великого князя владимирского Дмитрия Александровича, прочли, хоть и с невысокой точностью, российские ученые во главе с Егором Прохорчуком из Федерального исследовательского центра «Фундаментальные основы биотехнологии» РАН. С помощью программы HIrisPlex-S исследователи определили некоторые вероятные детали его внешности. Похоже, что у князя были карие глаза, темные или коричневые волосы, а также промежуточный цвет кожи: ни светлый, ни темный.

По отцовской линии Дмитрий Александрович оказался носителем гаплогруппы N1a (N1a1a1a1a1a1a7a), то есть той же гаплогруппы, что и большинство современных Рюриковичей, а также средневековый венгерский феодал Бела Ростиславич. Последним общим предком их всех, по данным генеалогии, был Ярослав Мудрый.

Последовательность генома Белы пока не опубликована, поэтому более детальных сравнений с ДНК Дмитрия ученые не проводили. Зато исследователи провели филогенетический анализ Y-хромосом князя Дмитрия, одного из двух предполагаемых князей — Изяслава, а также всех современных Рюриковичей. Он показал, что отцовская линия Дмитрия и современных носителей гаплогруппы N1a попадает в один кластер — свидетельство того, что эти люди имеют не очень древнее общее происхождение. Но ни один из современных Рюриковичей с гаплогруппой R1a не попал в тот же кластер, что и предполагаемый князь Изяслав. С одной стороны, это еще раз подчеркивает сомнительность приписываемых этому человеку останков, а с другой — не может подтвердить, что обнаруженные у современных аристократов отцовские линии присутствовали в этих ветвях рода Рюриковичей с эпохи Средневековья.

Княгини с восточной кровью

Анализ митохондриальной ДНК показал, что Дмитрий был носителем гаплогруппы F1b1, относящейся к восточно-евразийскому кластеру. Существует ряд версий, которые объясняют, как эта материнская линия попала к Рюриковичам. Известно, что русские князья вступали в браки с дочерьми половецких ханов, например, ей была первая жена Юрия Долгорукого, от брака с которой родился Андрей Боголюбский. Кроме того, по мнению исследователей, восточная материнская линия могла попасть к древнерусским князьям от сербских Вукановичей или венгерских Арпадов.

Кто предки

Затем исследователи смоделировали происхождение князя Дмитрия Александровича из предковых популяций. Они отметили, что в первом приближении видно генетическое сходство этого человека и раннесредневекового населения востока Скандинавии. Однако от «викингов» геном князя Дмитрия заметно отличается за счет большей доли восточно-евразийской предковой компоненты, которая среди современных народов наиболее заметна у нганасан и присутствует почти у всех народов уральской языковой семьи. Это может быть результатом притока генов как со стороны финно-угорских народов, так и со стороны ираноязычных кочевников.

Согласно одной из статистически значимых моделей, геном Дмитрия Александровича можно составить из трех предковых популяций: раннесредневековых жителей востока Скандинавии с острова Оланд (46,6 процента); раннесредневекового населения Центральной Европы (39,6 процента), среди предков которого были степные кочевники; и популяции железного века с Алтая (13,8 процента). Жителей Алтая в этой модели можно без потери достоверности заменить на людей с территории Финляндии железного века или на население, оставившее после себя в середине II тысячелетия до нашей эры Кольский Оленеостровский могильник — единственный крупный погребальный памятник эпохи палеометалла, расположенный в Евразийском Заполярье.

Исследователи отметили, что статистически значимая модель также получается при комбинации следующих предковых популяций: славянского населения (19,6 процента), представленного геномом XI века

Сунгирь — это стоянка эпохи верхнего палеолита, которую в 1955 году обнаружили в окрестностях Владимира. Она хорошо известна благодаря богатым погребениям взрослого мужчины и двух мальчиков, уложенных в могиле голова к голове. Над могилой детей археологи раскопали еще одно погребение, в котором покоились останки взрослого человека, получившего условное обозначение Сунгирь-6. Однако радиоуглеродный анализ показал, что этот человек не был охотником-собирателем каменного века, а жил в эпоху Средневековья. Его геном в моделях отражает генетическую специфику славянского населения.

; степных кочевников железного века (73,8 процента); и жителей Алтая железного века (6,5 процента).

Авторы предложили еще пару моделей, позволяющих представить происхождение князя Дмитрия, суть которых, как и в случае второй модели, сводится к замене раннесредневековых жителей востока Скандинавии на славянское население, представленное геномами Сунгирь-6 и 

Шекшово-9 представляет собой средневековый курганный некрополь, расположенный в окрестностях Суздаля. По данным археологов, погребения этого комплекса датируются X–XII веками нашей эры. Геном Шекшово-9 отражает специфику славянского населения, смешавшегося после колонизации Суздальского Ополья с местными финно-угорскими жителями.

.

В отличие от рядовых сельских жителей, чей генофонд достаточно редко сильно изменяется за счет притока генов извне, княжеская династия на протяжении многих поколений заключала браки в том числе с иноземными женщинами. Поэтому происхождение Дмитрия сложно смоделировать, особенно с учетом ограниченных геномных данных по различным древним и средневековым популяциям. Интерпретировать полученные модели нужно с крайней осторожностью, поскольку они отражают только примерное соотношение предков, происходящих из разных популяций. Более того, многие популяции, как заметно из результатов, взаимозаменяемы, а разница в их происхождении компенсируется за счет других источников.

Сибирские предки Рюриковичей

Генофонд большинства средневековых популяций северо-востока Европы и как минимум части скандинавов формировался за счет людей, предки которых во II тысячелетии до нашей эры мигрировали из Сибири и распространили финно-угорские языки. Среди них были и носители мужской линии, которая в конечном счете оказалась у Рюриковичей.

По первому сценарию, сначала она попала к скандинавам, а уже они принесли ее на Русь, что соответствует летописным свидетельствам. По другому — рюриковская линия оказалась в Восточной Балтии и, минуя Скандинавию, попала на Русь. Накопленные за годы исследований данные о распространенности в этих регионах генетических линий, ведущих к Рюриковичам, делают более правдоподобным первый сценарий. Но окончательно прояснить этот вопрос можно будет, только получив заметное количество геномов из обоих регионов.

Как бы то ни было, вероятно, мы знаем, какая древняя популяция принесла на северо-восток Европы мужскую линию, ведущую к Рюриковичам. В своей работе Прохорчук и коллеги заметили, что, вполне возможно, эта линия гаплогруппы N1a (как и часть остального генома) попала к предкам Рюриковичей и скандинавам от населения, которое в середине II тысячелетия до нашей эры оставило Кольский Оленеостровский могильник, расположенный в современной Мурманской области. Генетический анализ показал, что Y-хромосомная гаплогруппа N1a1a1a1a впервые появилась в Европе с людьми из этого памятника. Более того, российские ученые отметили, что их варианты при филогенетическом анализе объединяются в одну кладу вместе с последовательностью Y-хромосомы князя Дмитрия Александровича.

Анализ ДНК семи человек из Кольского Оленеостровского могильника, включая одного индивида, чей геном прочитали с высокой точностью (среднее покрытие — 31,8 раза), показал, что эта популяция генетически достаточно однородна. При этом эти люди не были коренным населением Северо-Восточной Европы. По мнению исследователей, они восходят к населению Восточной Сибири позднего неолита/бронзового века, мигрировавшего на запад, где оно смешалось с восточно-европейскими охотниками-собирателями. По оценкам генетиков, это произошло за 17,98 ± 1,06 поколения до времени жизни людей из Кольского Оленеостровского могильника.

На расстоянии сантиморганов

Более того, генетики проанализировали общие по происхождению блоки сцепления (IBD) в геномах людей из Кольского Оленеостровского могильника и других ранее опубликованных последовательностях древней ДНК. Они обнаружили три блока длиной 14–22 сантиморгана у людей из Кольского Оленеостровского могильника и представителей синташтинской археологической культуры. Это подразумевает, что у них были общие предки, жившие примерно на 500–750 лет раньше. Вероятно, это отражает вклад от восточноевропейских охотников-собирателей, который присутствует в обеих группах.

Среди представителей популяции, оставившей после себя Кольский Оленеостровский могильник, с высокой вероятностью мог быть предок Рюриковичей по мужской линии. Вероятно, к скандинавам эта линия попала в результате контактов с предками современных саамов или других финно-угорских народов. Более того, потомки людей из этого могильника, по-видимому, участвовали в формировании генофонда различных популяций Северо-Восточной Европы. Возможно, по крайней мере часть обнаруженной в геноме князя Дмитрия восточно-евразийской предковой компоненты восходит к населению Кольского полуострова эпохи бронзы.

***

Геном Дмитрия Александровича — первый геном средневекового русского князя, чьи останки идентифицированы с высокой точностью. Полученные выводы подтвердили предварительные результаты анализа геномов современных Рюриковичей, что средневековые представители этого рода были носителями Y-хромосомной гаплогруппы N1a. Это не противоречит скандинавской теории о происхождении княжеской династии, хотя корни этой мужской линии, очевидно, уходят к древним финно-угорским народам, которые мигрировали на северо-восток Европы не позднее середины II тысячелетия до нашей эры.

Вместе с тем ДНК князя Дмитрия еще раз заставляет усомниться в верности идентификации останков предполагаемых Глеба Святославича и Изяслава Ингваревича, личность которых по археологическим данным однозначно подтвердить нельзя, а генетически они восходят к разным предкам. При этом можно допустить, что в какой-то момент в различных ветвях рода Рюриковичей могли сменяться мужские линии из-за измен или по каким-либо другим причинам. Но поскольку мужские линии князей Глеба и Изяслава отсутствуют и среди современных потомков этого рода, подтвердить такой сценарий невозможно.

И наконец, стоит отметить, что окончательного ответа на вопрос о биологическом происхождении рода Рюриковичей геном князя Дмитрия не дает. С одной стороны, пока не накоплен массив генетических данных по древнему населению Северо-Восточной Европы, с которым можно сравнивать последовательность ДНК князя. А с другой — он жил спустя примерно 400 лет после того, как была основана династия Рюриковичей, и его генотип должен заметно отличаться от первых князей благодаря бракам с представительницами различных культур и народов.

Источник

Нажмите, чтобы оценить статью
[Итого: 0 Среднее значение: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»