Блоги

«Повседневность дагестанской женщины: Кавказская война и социокультурные перемены XIX века». Какую помощь имамат оказывал вдовам

Как в ходе Кавказской войны изменились привычки и поведение, личный, социальный и правовой статус дагестанский женщин? Как повлияли на их положение общероссийские реформы середины и конца XIX века? В книге «Повседневность дагестанской женщины: Кавказская война и социокультурные перемены XIX века» (издательство «НЛО») историк Оксана Мутиева исследует опыт женщин, от рядовых дагестанок до жен военных и государственных чинов, которые были вынуждены адаптироваться к политическому и военному кризису в регионе. Предлагаем вам ознакомиться с фрагментом о социальной поддержке вдов со стороны имамата.

Влияние военного фактора на возникновение регулярной социальной помощи женщинам в их повседневной жизни

Социальная помощь женщинам как самой незащищенной категории населения имела в дагестанском обществе давнюю историческую традицию. Особое внимание уделялось вдовам, одиноким женщинам, которые в силу разных обстоятельств не имели семьи. В связи с бесконечными войнами, которые неминуемо приводили к гибели мужского населения, вдовство являлось распространенным жизненным сценарием. Добавим к этому и традиционный институт «кровной мести», из-за которого сотнями погибали мужчины, а нередко и целые аулы. Все это, разумеется, приводило к увеличению числа вдовствующих женщин, которые нуждались в социальной помощи. Надо отметить, что денежное обеспечение вдовам и их семьям не полагалось в отличие от социальной помощи вдовам и их семьям в Российской империи. Социальное благополучие дагестанок, оставшихся без кормильца, зависело от содействия родственников и общины. В традиционном дагестанском обществе, по нормам обычного права, исторически сложилась норма — устанавливать над вдовой опеку и попечительство до ее смерти или до повторного замужества.

Судьба вдовы зависела от многих факторов, ее социальный и правовой статус обладал высокой степенью вариативности. Так, большое уважение в обществе имела вдова, которая после смерти мужа-кормильца осталась одна с несовершеннолетними детьми. О ней заботились как родственники, так и общество, стараясь взять на себя часть хозяйственных хлопот, обеспечить пропитанием и пр. Менее высоким был статус вдовы, имевшей уже женатых или замужних детей, которые сами могли о себе позаботиться. В отличие от первых двух категорий статус бездетной вдовы был самым низким в обществе. Тем не менее было бы неверно утверждать, что она оставалась без внимания. Семья бездетную вдову не бросала на произвол судьбы, а, оказывая о ней заботу, старалась выдать замуж повторно. Так, у некоторых дагестанских народов был обычай заключать брак с вдовой покойного брата (левират). При этом желание самой вдовы было необязательным. Кроме того, несогласие женщины на брак было для нее еще и чревато последствиями.

Так, по сведениям Б. К. Далгата, в Даргинском округе была лишена надела земли дочь-вдова за отказ выйти замуж за родственника покойного мужа. В Мехтулинском ханстве вдова, не изъявившая согласие выйти замуж за брата умершего мужа, лишалась личного имущества, в том числе и приданого, и изгонялась из дома.

Очевидно, что такая практика, несмотря на необязательный характер, вынуждала вдов соглашаться на брак с братом покойного мужа. Лишь единицы оказывали сопротивление, не боясь общественного мнения и лишения имущества.

Наряду с левиратом имел распространение сорорат — обычай жениться на сестре умершей жены, если после ее смерти оставались несовершеннолетние дети. Очевидно, что распространение левиратных и сороратных браков имело под собой экономическое основание. В условиях малоземелья и ограниченных средств для существования семья, желая сохранить имущество, практиковала такие браки.

Статус вдовы-хозяйки зависел от формы семьи — большая неразделенная или малая.

По свидетельству Б. Р. Рагимовой, женщина-вдова не могла считаться полноценной хозяйкой дома, а эти обязанности возлагались на ее старшего сына, который фактически становился главой семьи. Несмотря на то что с этого момента вдова лишалась права самостоятельно принимать какие-либо серьезные решения, касающиеся семейного имущества, тем не менее негласно сын многие серьезные шаги не предпринимал без участия или совета матери.

Рассматривая этот же вопрос, М. И. Гаджиева и А. О. Омаршаев указывали, что, оставшись вдовой, женщина брала в свои руки все бразды правления в доме, и только после ее смерти власть переходила к старшему сыну и его жене. Положение вдовы после смерти мужа во многом зависело от того, насколько ей удалось реализоваться как матери. Так, женщина, родившая несколько сыновей, пользовалась в обществе особым уважением. Традиционное мировоззрение людей воспринимало сыновей как продолжателей рода, в то время как рождение дочери встречалось более прохладно.

Рассмотрим особенности системы социальной помощи женщинам в годы Кавказской войны. Изучение правовых аспектов и форм социальной поддержки вдов свидетельствуют о том, что в исследуемый период личностную защиту вдовам гарантировали как нормы обычного права и шариата, так и российские законы. Социальные гарантии зависели от многих факторов, которые в реалиях военного времени имели свою специфику. Помощь населению на территориях, подконтрольных имамату, отличалась от помощи населению на подконтрольной русской администрации.

В связи со значительным сокращением мужского населения существенно увеличилось количество вдов и сирот. Не было в дагестанских аулах семьи, которая не потеряла бы кормильца.

Рассмотрим, какие социальные гарантии предполагались женщинам в период Кавказской войны со стороны имамата. Как и любое государство, имамат представлял собой организацию, которая решала военные, политические, административные и социально-экономические задачи. Материальной базой имамата служили финансы и налоговая система, узаконенная шариатским законодательством. Из этих средств значительная сумма шла на реализацию социальной политики в имамате.

Анализ социальной политики Шамиля показывает, что особая забота проявлялась в отношении вдов, осиротевших детей и инвалидов, которые олицетворяли собой самую нуждающуюся категорию населения.

Механизмы и формы социальной поддержки семьи были разными и зависели от конкретной ситуации в имамате. Приоритетным направлением в социальной политике имамата была поддержка женщин, чьи мужья воевали против русских войск. Если муж погибал, то его семья оказывалась под защитой имамата: вдова и дети погибшего мюрида получали регулярную помощь из казны имамата. Так, например, для поддержания вдов и сирот из шариатской казны бай-тулмал регулярно выделялись денежные средства. Социальная поддержка нередко выражалась в натуральной форме, преимущественно продуктами питания. Так, по сведениям Г.А. Д. Даниялова, вдовам и их семьям регулярно оказывалась помощь из хлебных запасов, которые хранились в имамате для общественных и военных потребностей.

Все функции и ответственность по поддержке семьи погибшего мюрида возлагались на наибов, которые должны были держать ответ перед имамом. Имам Шамиль постоянно напоминал своим наибам о необходимости материальной поддержки семье погибшего мюрида, отмечая, что это есть святая обязанность имамата. Дагестанский ученый Р. М. Магомедов отмечал неравнодушие имама к проблемам нуждающихся, который старался вникать во все их нужды, чтобы облегчить тяжелое материальное положение.

Особое внимание уделялось семьям с инвалидами, получившими увечья на войне и потерявшими трудоспособность. Шамиль требовал от своих подчиненных, и в первую очередь от наибов, чтобы те оказывали всяческую помощь таким семьям. Между тем нередко сами бывшие бойцы обращались к имаму за материальной поддержкой для своей семьи, которая испытывала нужду. В частности, в одном из писем Шамиля к наибу Умару говорилось о необходимости оказать содействие семьям инвалидов, не оставлять без внимания их жалобы.

Преимущественно помощь людям, потерявшим дееспособность, оказывалась в натуральной форме — продуктами, сеном, дровами и пр. Так, обращаясь в 1846 году к согратлинскому наибу Мухаммаду, Шамиль настаивал на помощи зерном тем, кто в этом нуждался. При этом в письме подчеркивалось, что это обязанность имамата.

Социальная помощь касалась и семей казненных преступников, изменников, которые перешли на сторону русских во время военных действий. По некоторым сведениям, имам, заботясь об их семьях, лично оказывал помощь «беспомощным сиротам», забыв, что они дети изменников. Подобный подход, несомненно, свидетельствовал о том, что сироты казненных преступников не оставались без минимальной социальной поддержки имамата.

В имамате старались решить не только проблемы материальной поддержки вдов, но и нередко наладить их личную жизнь. Так, законодательно были закреплены некоторые установки, касающиеся замужества вдов. В имамате была специально утверждена комиссия, в функции которой входило соединять вдовцов брачного возраста. Такая инициатива сельской общины была продиктована, с одной стороны, стремлением как можно скорее найти надежную опору для вдовы и опекуна для детей-сирот. А с другой стороны, забота об овдовевших горянках объяснялась стремлением решить проблемы демографического характера.

По имеющимся сведениям, создать новую семью удавалось в подавляющем большинстве случаев. Очевидно, что особо не противились замужеству и вдовы. Оказавшись в тяжелом экономическом положении, они видели в новом замужестве перспективу для себя. Что касается общества, то оно положительно санкционировало такие браки, снимая с себя часть ответственности за вдов и их семьи.

Рассмотрим практику социальной поддержки дагестанским женщинам и их семьям в годы Кавказской войны со стороны российского государства. Эта проблема была в центре внимания кавказской администрации, где имелись свои особенности, зависящие от конкретной политической ситуации. Главным определяющим фактором была лояльность главы семейства к царской власти. Надо сказать, что женщинам из неимущих слоев со стороны российского государства социальная помощь не оказывалась. Если солдатским вдовам из русских семей государством полагалась хоть минимальная социальная поддержка, то всего этого были лишены дагестанские женщины.

Особое значение придавалось социальным выплатам вдовам и семьям горских высокопоставленных особ. Соответственно, и размер пособия, который назначался из государственной казны, был весьма существенным. В архивных источниках содержатся материалы официальной переписки кавказского командования, касающиеся вдов высокопоставленных особ и их материального обеспечения. Вмешательство царской администрации в судьбы женщин гарантировало им возможность положительного решения многих ходатайств, с которыми они обращались к властям. Но опять-таки положительного решения можно было ожидать только при условии лояльности семьи просительницы к российским властям.

Подробнее читайте:
Мутиева, О. С. Повседневность дагестанской женщины: Кавказская война и социокультурные перемены XIX века / Оксана Саидовна Мутиева. — М.: Новое литературное обозрение, 2024. — 336 с. (Серия «Гендерные исследования»).

Источник

Нажмите, чтобы оценить статью
[Итого: 0 Среднее значение: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»